Наши новости  Академия  Истории Успеха  Фотогалерея  Сайты друзей   Почта  Конференция
   
   
   
   
  Galac Patra International page
   
   
 Главное меню
 

УТОМЛЕНИЕ (Глава седьмая из книги “Проблемы работы”)

Работать или не работать - вот в чем вопрос. В уме многих людей ответом на этот вопрос будет утомление.

Человек, долго проработав и многое вытерпев на своей работе, начинает чувствовать, что дольше работать он уже не в силах. Он устал. Он устает от одной только мысли о том, что ему придется что-то делать. Он думает о том, как бы найти энергию или через силу пройти еще немного дальше, однако в этом случае он мыслит в неправильном направлении, поскольку утомление мало зависит от энергии, если такая зависимость вообще существует.

Утомление - очень важный предмет, не только для человека, зарабатывающего себе на жизнь, но и для государства в целом.

Саентология достаточно убедительно показала, что человек, утрачивая способность работать, начинает опускаться. Единственное, что нужно сделать для того, чтобы человек стал деградировать и пришел в расстройство, - это не давать ему работать. Даже полиция сейчас признает один из основных принципов Саентологии, который гласит, что главная проблема преступника заключается в его неспособности работать, и полиция начала обращать внимание на этот фактор для выявления криминальных наклонностей у людей.

Наибольшую трудность в борьбе с подростковой преступностью создает когда-то казавшаяся гуманной программа, которая запрещала все виды детского труда. Несомненно, было время, когда детским трудом злоупотребляли, детей заставляли слишком много работать, их рост замедлялся, в общем, на них наживались. В высшей степени трудно поверить, что г-н Маркс когда-нибудь видел, как в Америке оттаскивали от станков мальчишек, умерших на работе, и сваливали их в кучи. Как только возникали злоупотребления в этой области, сразу раздавались протесты общественности и принимались законы, запрещавшие детский труд. Однако эти законы, принимавшиеся с самыми лучшими намерениями, напрямую ответственны за подростковую преступность. Запрещение детям работать и в особенности запрещение подросткам самостоятельно жить и зарабатывать собственные деньги создает трудности в семье, так что становится почти невозможным содержать семью, и, кроме того, что особенно важно, оно порождает у подростка чувство, что он в этом мире лишний, и что он уже проиграл, еще не начав свою игру. Чуть позже, когда ему предстоит что-нибудь вроде всеобщей воинской повинности, и он не решается начать карьеру, он, естественно, опускается на уровень ниже глубокой апатии по отношению к работе, а через какое-то время перед ним встает необходимость самому решать свою судьбу, он поднимается до апатии, и больше ничего не делает. В подтверждение вышесказанного можно привести тот факт, что выдающиеся граждане нашей страны, как правило, работали, когда были подростками. В англо-американской цивилизации самые большие успехи были достигнуты стараниями ребят, которые работали на фермах, выполняли свои обязанности и имели свое место в мире, начиная с двенадцатилетнего возраста.

В своем большинстве дети хотят работать. Двух-, трех-, четырехлетний ребенок обычно ходит по пятам за отцом или матерью, пытаясь то подать инструменты, то вытрясти половик, и заботливые родители, которые на деле любят своих детей, разумно и в характерной для старых времен манере проявляют достаточно терпения, позволяя ребенку действительно помочь. Ребенок, которому это позволяют, укрепляется в мысли, что его присутствие и деятельность важны, и он спокойно становится на путь, ведущий к достижениям. Ребенок, которого баловали или насильно готовили к какой-то карьере, но которому не позволяли помогать в его ранние годы, убежден в том, что он никому не нужен, что в мире нет для него места. И позднее у него возникнут совершенно определенные трудности с работой. Тем не менее, если трех- или четырехлетний ребенок в современном обществе хочет работать, его в этом не только не поощряют, ему просто не дают работать, и после того, как он вынужденно проживет в праздности до семи-, восьми- или девятилетнего возраста, на него вдруг взваливают какие-то обязанности. Но этот ребенок уже приучен к тому, что он не должен работать, и поэтому работу он воспринимает как что-то “чужое”, и всегда чувствует себя неловко, занимаясь какой-либо деятельностью. Позднее, когда он достигает подросткового возраста, ему всячески препятствуют в получении такой работы, которая дала бы ему возможность покупать одежду и угощать друзей, что, по его мнению, от него требуется, и он начинает чувствовать, что не является частью общества. Не являясь частью общества, он, таким образом, противостоит ему, и все его желания сводятся к разрушительной деятельности.

Тема утомления связана с темой лишения работы. Во время последних войн было замечено, что после нескольких месяцев, проведенных в госпитале, моральный дух солдат и матросов ломался настолько, что они могли стать сомнительным приобретением при возвращении в строй. Причиной этого необязательно было ухудшение их способностей. Причина заключалась в ранении, осложненном бездеятельностью. Солдат, который лечился от ранения в полевом госпитале недалеко от линии фронта и вернулся на службу, как только позволило здоровье, сохранит свой моральный дух в значительной мере. Конечно, полученное им ранение будет мешать ему достичь того уровня действий, который он раньше считал наилучшим для себя, но даже при этом он будет в лучшей форме, чем солдат, отправленный в тыловой госпиталь. С точки зрения солдата, которого посылают в тыловой госпиталь, этим ему как бы говорят, что он не особенно нужен в этой войне. И без учета описанных принципов, в связи с неврозом стало широко применяться слово ослабленность. Это произошло потому, что люди, страдающие неврозом, просто выглядели ослабленными, утомленными. На самом деле человек, который был лишен права работать, который получил травму, а затем лишился права работать, в конце концов дойдет до утомления.

В Саентологии технически установлено, что нет такой вещи, как постепенное уменьшение энергии человека при постоянном контакте с ней. Человек не доходит до утомления просто потому, что он работал слишком долго или слишком напряженно. Он доходит до утомления тогда, когда проработает достаточно долго, чтобы рестимулировать какую-нибудь старую травму. Одной из характеристик этой травмы будет утомление. Поэтому хроническое утомление не является результатом продолжительного и напряженного труда. Это результат накопления шоков и травм, сопутствующих жизни, каждый из которых может длиться всего несколько секунд или несколько часов, а в сумме они могут составить каких-нибудь пятьдесят или шестьдесят пять часов. Но это накопление - накопление травм, отвращения и шоков - в конце концов доходит до полной неспособности что-либо делать.

Утомление может быть воспитано в человеке, если ему в детстве не позволяли принимать участие в жизни общества, или вбито в него различными травмами и шоками, которые он получил в ходе своей деятельности. Стоит устранить любую из этих двух причин, и с утомлением будет покончено. Таким образом, утомление относится к сфере деятельности специалиста-саентолога, поскольку только саентолог может успешно с этим справляться.

Существует, однако, состояние, которое ниже утомления. На этом уровне человек не знает, когда он устал. Он может превратиться в какую-то лихорадочную марионетку, которая продолжает работать, работать и не осознает, что работает, а потом вдруг сваливается от усталости, которая и не чувствовалась. Это снова наш уровень шкалы тонов, находящийся ниже нуля, ниже апатии.

И снова мы приходим к теме управления. Здесь человек потерпел неудачу в управлении вещами, он попытался, а затем опустился на уровень ниже нулевого по отношению к этим вещам. Наконец, он становится неспособен справиться ни с чем, что хоть отдаленно напоминает инструменты его работы или обстановку, в которой он работал, и поэтому он неспособен находиться в такой обстановке и пользоваться такими инструментами. Он может услышать в свой адрес немало нелестных слов. Его будут называть лентяем, бездельником, преступником. Но истина состоит в том, что он способен сам исправить свое состояние без квалифицированной помощи не в большей степени, чем нырнуть к центру Земли.

Существует несколько способов восстановить свою энергию и энтузиазм в работе, не прибегая к помощи специалиста-саентолога. Они относительно просты и очень легки для понимания.

В Саентологии имеются понятия интроверсии и экстраверсии.

Интроверсия - простая вещь. Она означает “ слишком внимательное смотрение внутрь”. Экстраверсия тоже простая вещь. Она не означает ничего, кроме способности смотреть наружу.

Можно сказать, что личности бывают интровертированные и экстравертированные. Экстравертированный человек может смотреть вокруг себя на окружающий его мир. Интровертированный человек способен смотреть только внутрь себя.

Изучая шкалу тонов АРО, мы сразу видим, что интровертированный человек избегает твердых тел. Другими словами, он не смотрит прямо на реальность. Реальность в терминах разума - это согласие, а на физическом плане - это твердые тела.

Человек, который способен смотреть на мир вокруг него и видеть его реальным и ярким, находится, конечно, в состоянии экстраверсии. Иначе говоря, он может “ быть настороже”, соображать. Он может также работать. Он видит ситуации и может управлять вещами и контролировать их, когда нужно, а когда не нужно, он может просто стоять и наблюдать за ними, то есть не терять к ним интереса.

Интровертированный человек - это, возможно, человек, который уже прошел сквозь утомление. Его внимание постепенно сконцентрировалось на нем самом (в основном из-за старых травм, которые по-прежнему способны оказывать на него влияние), и он уже смотрит внутрь, а не наружу. Он избегает твердые объекты. Он не видит реальности в других людях и объектах вокруг него.

А теперь вернемся к теме работы. Работа - это приложение внимания и действий к людям или предметам, находящимся в пространстве.

Когда человек уже неспособен прямо смотреть на людей или объекты или пространство, в котором они находятся, у него возникает чувство потерянности. Он начинает двигаться, как в тумане. Вещи для него становятся нереальными, и он почти не способен управлять этими вещами вокруг себя. С ним происходят несчастные случаи. Он ? неудачник. Вещи оборачиваются против него просто потому, что он не управляет ими, наконец, просто не наблюдает за ними правильно. Будущее представляется ему очень плохим, иногда настолько плохим, что он не может посмотреть в него. О таком человеке можно сказать, что он серьезно интровертирован.

В работе его внимание приковывается к предметам, которые находятся самое большее в паре метров от него. Наибольшее внимание он уделяет тем предметам, до которых может достать рукой. Это уводит его внимание от экстраверсии по крайней мере к какой-то точке перед его лицом. Там его внимание фиксируется. Если это совпадает с каким-то травмирующем случаем в прошлом, то он, вероятно, зафиксирует свое внимание и на какой-то точке из прошлого и произойдет рестимуляция, так что у него появятся боли и болезни, чувство усталости или апатии, или он опустится ниже апатии, - смотря по тому, что у него было в тот прошлый момент травмы. Его внимание постоянно устремлено на это, поэтому он, конечно, и смотрит только туда, даже когда не работает.

Рассмотрим пример с бухгалтером. Глаза бухгалтера направлены на книги, расположенные от них на фиксированном расстоянии. Со временем он становится “близоруким”. На самом деле он стал не близоруким, а “близокнижным”. Его глаза наиболее легко фиксируются в точке на определенном расстоянии. И когда он фиксирует там свое внимание, у него появляется тенденция покинуть и ту точку тоже, и в конце концов он перестает достигать даже до своих собственных книг. Тогда он обзаводится очками, чтобы видеть книги более ясно. Его зрение и внимание - во многом одно и то же.

Человек, который постоянно работает со станком, книгами, другими предметами, находящимися на фиксированном расстоянии от них, после работы обычно сохраняет фиксацию внимания там, где она была во время работы. Иными словами, его внимание никогда по-настоящему не отвлекается от работы. Хотя он идет домой, он по-прежнему сидит в офисе. Его внимание по-прежнему зафиксировано на рабочей обстановке. Если эта обстановка совпадает с какой-то травмой или несчастным случаем (а у кого это хотя бы раз в жизни не случилось?), он начинает чувствовать усталость и скуку.

Есть ли против этого средство? Конечно, только специалист саентолог может привести все в порядок полностью. Но есть и такое, что может сделать сам работник.

Прежде всего – о том, чего не следует делать ни бухгалтеру, ни библиотекарю, ни служащему, ни руководителю, ни машинисту. Не следует уходить с работы, приходить домой, садиться и устанавливать свое внимание на предмете, находящемся примерно на том же расстоянии, что и предметы на работе. Для мастера, например, который всегда разговаривает с людьми, находящимися от него на одном и том же расстоянии, неправильным было бы прийти домой и разговаривать с женой на таком же расстоянии. С первой же минуты она получала бы распоряжения, как будто работает в цеху. Совершенно неправильно придти домой, сесть, почитать газету, поужинать и лечь спать. Человек, который весь день работает, а вечером садится “отдыхать” с книгой или газетой, рано или поздно почувствует переутомление, а затем опустится еще ниже и уже не будет удивляться своему нежеланию выполнять задания, которые когда-то он выполнял с легкостью.

А есть ли правильное поведение? Да, есть. Человек, который постоянно фиксирует свое внимание на каком-то предмете во время работы, должен после работы фиксировать его как-то иначе.

Существует, например, процесс, известный под названием “Прогуляйся”. Выполнять его очень просто. Когда вы почувствуете усталость после работы, даже если мысль о том, что это нужно сделать, покажется вам невыносимой, вам следует выйти на улицу и прогуливаться вокруг дома, пока Вы не почувствуете себя отдохнувшим. Следует ходить вокруг дома и смотреть на разные предметы, пока вы не начнете видеть эти предметы, проходя около них. Не важно, сколько раз вы обойдете вокруг дома, ходить нужно до тех пор, пока не наступит облегчение.

Выполняя этот процесс, вы заметите, что сначала как бы немного проясняется сознание, а затем почувствуете себя намного более усталым. Усталость будет такой, что вы поймете, что пора ложиться спать и хорошо выспаться. Но еще не время прекращать прогулку, поскольку вы проходите через свое утомление. Вы выгуливаете из себя утомление. Вы не преодолеваете утомление с помощью физических упражнений. Физические упражнения всегда казались людям чем-то важным, но упражнения имеют сравнительно небольшое значение. В данном случае важно отцепить ваше внимание от работы и направить его на материальный мир, в котором вы живете.

Массы - это реальность. Для повышения аффинити и общения нужна способность конфронтировать массы и терпимо к ним относиться. Поэтому прогулка вокруг дома и разглядывание зданий поднимают вверх по шкале. Когда человек настолько устал, что едва передвигается, или так устал, что лихорадочно занимается чем-то и не может остановиться и отдохнуть, на самом деле ему нужно конфронтировать массы. Он всего лишь низко опустился по шкале тонов. Вызывает сомнение, есть ли вообще такая вещь, как “упадок физической энергии”. Естественно, описанный процесс имеет свой предел. Нельзя работать весь день, бродить вокруг дома всю ночь, на следующий день пойти на работу и надеяться, что почувствуешь облегчение. Но после интровертирования в течение всего дня следует потратить немного времени на экстравертирование.

Процесс “Прогуляйся”, в разумных рамках, - это почти панацея. Если кто-то раздражен на свою жену, то побить ее - неправильный поступок. Правильным было бы выйти на улицу и начать ходить вокруг дома, пока он не почувствует себя лучше, и заставить жену ходить вокруг дома в противоположном направлении, пока не будет достигнута экстраверсия от ситуации. Окажется, что все домашние ссоры, особенно у тех, кто работает, происходят из того факта, что чрезмерно зафиксировавшись (а не перетрудившись) на своей работе и связанных с ней ситуациях, человек не смог подчинить своему управлению некоторые вещи в своей рабочей среде. Затем он приходит домой и ищет, чем же он может управлять. Обычно это жена, муж или дети. А когда и здесь человек терпит неудачу, он склонен опуститься по шкале и мстить.

Экстраверсия внимания так же необходима, как и сама работа. Нет ничего плохого в интровертировании внимания или в работе. Если бы у человека не было интереса к чему-то, он бы помер. Но если он работает, то нередко оказывается, что наступает неестественная усталость. В таких случаях не следует погружаться на несколько часов в бессознательность, как это бывает во время сна, а сначала экстровертировать внимание, и затем действительно расслабиться во сне.

Принципы экстраверсии и интроверсии имеют много ответвлений, и, хотя процесс “Прогуляйся” прост почти до смешного, есть много более сложных процессов на тот случай, если кому-то захочется чего-то более сложного. Однако в целом, процесс “Прогуляйся” поможет избавиться от огромного числа трудностей, связанных с работой. Помните, что при выполнении его человек сначала становится еще более усталым, а затем чувствует себя посвежевшим. Это явление заметили спортсмены. Оно называется вторым дыханием. Второе дыхание наступает, когда спортсмен получает в достатке окружающую среду и массу, чтобы выгнать утомление последней гонки. Второго дыхания нет. Есть возвращение к экстраверсии по отношению к миру, в котором человек живет.

Есть еще один процесс, который называется “Оглядите их”(Взгляните на них), подобный процессу “Прогуляйся”. Если вы весь день разговаривали с людьми, весь день продавали людям что-то или работали с людьми, с которыми трудно иметь дело, то неправильно было бы под конец убежать от всех вообще людей в мире. Дело в том, что у человека, который испытывает перенапряжение при работе с людьми, были в прошлом какие-то большие трудности с людьми. Возможно, ему делали операцию врачи, и в смутном воспоминании о том, как они стояли, окружив его, все люди отождествляются с этими врачами; то есть, все люди, которые стоят неподвижно. Это, кстати, является одной из причин, почему к врачам так широко распространена ненависть в обществе - так как они упорно применяют хирургию и анестезию, и случаи применения этих методов переплетаются с случаями из обыденной жизни.

Утомление от контакта с людьми обязательно приводит к тому, что у людей понижается обладательность (еще один саентологический термин, обозначающий реальность). В то время, как внимание человека было зафиксировано на одних людях, он чувствует, что оно должно было быть направлено на других людей, и это напряжение внимания уменьшило число людей, которых он наблюдал. Фиксация внимания на нескольких людях может, таким образом, ограничить число людей, которыми человек может “обладать”, то есть ограничивает его реальность в отношении людей в целом.

Средство против этого очень простое. Нужно пойти в многолюдное место, например, на вокзал или на главную улицу, и просто ходить по улице, обращая внимание на людей. Просто смотреть на людей - и все. Через некоторое время человек заметит, что люди не так уж плохи, его отношение к ним стало добрее, и, что еще важнее, начнет проходить перенапряжение от общения с людьми, если взять за правило проделывать это каждый вечер в течение нескольких недель.

Это одно из самых эффективных средств, которыми может воспользоваться продавец, поскольку продавец гораздо более других заинтересован в способности контакта с людьми и способности заставлять их делать то, что ему от них нужно, -- то есть покупать то, что он им продает. Когда он фиксирует свое внимание хотя бы на одном покупателе больше, чем он способен выдержать, он устает от одной мысли о том, что нужно разговаривать с людьми, что-то продавать, и опускается по шкале тонов во всех своих действиях и операциях, кажется себе мошенником, и в конце концов, не ставит себя уже ни во что. Ему, как и остальным, нужно просто выбрать многолюдные места и побродить, глядя на людей. Через некоторое время он обнаружит, что люди действительно существуют и что они не так уж плохи. С теми, кто занимает высокие посты в правительстве, нередко случается, что их постоянно “защищают” от людей, и в конце концов они начинают испытывать отвращение к этому предмету и иной раз совершают самые странные поступки (см. биографии Гитлера и Наполеона).

Принцип экстраверсии и интроверсии мог бы применяться в обществе гораздо шире, чем сейчас. Правительство и предприниматели в целом могли бы немало сделать, чтобы избавиться от идеи забастовок и заметно поднять производство. Рабочие, начиная забастовку, обычно недовольны не столько условиями труда, сколько самой работой. Они чувствуют себя жертвами, чувствуют, что их заставляют работать в то время, когда они не хотят работать, и забастовка приходит как настоящее облегчение. Они могут с чем-то бороться. Они могут сделать что-то еще, не просто стоять и возиться с каким-то станком или бухгалтерскими книгами. Неудовлетворенные рабочие идут на забастовку. Если люди утомляются на работе, если люди не удовлетворены работой, если людям работа неприятна, то они найдут достаточное количество поводов для забастовки. И если администрация столкнется с достаточным количеством неприятностей и отказом от сотрудничества со стороны своих подчиненных, то можно быть уверенным, что рано или поздно администрация создаст ситуации, которые заставят рабочих начать забастовку. Другими словами, плохие условия труда не являются настоящей причиной трудовых конфликтов и разногласий. Действительной причиной их является усталость от самой работы или неспособность управлять сферой работы и ее окружением.

Любая администрация, если ей позволяет доход и если она не безнадежно аберрирована, будет платить рабочим приличную заработную плату. И каждый рабочий будет с удовольствием выполнять свои обязанности, даже если у него для этого есть только половина возможностей. Но как только сама среда становится перенапряженной, когда сама компания интровертируется в результате проступков со стороны правительства, когда рабочим показали, что они не могут управлять администрацией, тогда могут начаться трудовые конфликты. Все эти очевидные положения, однако, держатся на принципах интроверсии и экстраверсии. Рабочие настолько интровертируются при выполнении своих заданий, что они больше не способны на аффинити к своим лидерам и больше не способны реально видеть обстановку, в которой они работают. Поэтому может прийти кто-нибудь и сказать им, что все их руководители - людоеды, что, разумеется, неправда, так же и на уровне администрации может кто-то прийти и сказать, что все рабочие - людоеды, что, очевидно, тоже неправда.

Из-за отсутствия возможности проведения широкого процессинга для отдельных людей, что является гигантской задачей, можно было бы разработать полную программу, направленную на применение принципа интроверсии. Очевидно, что рабочие и администрация, при достаточной их интровертированности, найдут пути и средства, чтобы изобрести аберрированные игры, такие как забастовки, и тем самым разрушить производство, нормальные отношения и условия жизни на фабрике, в учреждении или организации.

Выходом из положения было бы экстравертировать рабочих в очень широких масштабах. Одним из возможных решений было бы создание возможности для всех рабочих иметь по две работы. Компании или другие заинтересованные инстанции, например, правительство, должны были бы предложить достаточное количество программ общественных работ, чтобы рабочие могли ими воспользоваться за пределами своей специализации. Иными словами, человек, которому постоянно приходится работать в помещении и выполнять строго определенное задание, испытал бы значительное облегчение при возможности выйти на открытый воздух и сделать какую-то другую работу. Например, бухгалтер почувствовал бы значительное облегчение, если бы мог некоторое время копать канавы. Оператор неподвижного станка получил бы большое удовольствие, если бы ему пришлось поработать на бульдозере.

Такого рода план привел бы в соответствие интроверсию и экстраверсию в широких масштабах. Те, кто работает в фиксированном положении, удерживая внимание вблизи от себя, смогли бы смотреть на мир более широко и работать с вещами, которые бы их экстравертировали. Подобная программа ставила бы большие цели, но несомненно привела бы к улучшению отношений между работниками и администрацией, росту производства и значительному ослаблению общественного напряжения по вопросам работы и зарплаты.

Одним словом, основополагающий принцип экстраверсии-интроверсии может найти много применений. Этот принцип очень прост: когда человек слишком интровертируется, вещи в окружающем его мире становятся менее реальными, у него уменьшается аффинити к ним, и он не может хорошо с ними общаться. Кроме того, то общение, которое все же удается, происходит на пониженных уровнях его шкалы тонов, так что даже хорошая новость будет им принята плохо. В таком состоянии он легко устает. Интроверсия приводит к усталости, утомлению, а затем к неспособности работать. Средством против этого является экстраверсия, открытый взгляд на более широкий мир и общение с ним, а если это не практикуется, то, ввиду того, что любой работник подвержен всякого рода травмам и болезням, дело дойдет до нисходящей спирали, при которой работа становится все более и более невыносимой - пока, наконец, она вообще не перестает выполняться, и не появляется основа для не только непродуктивного, но и криминального общества.

 
     
   © Москва, 2006